На главную
На главную На главную Написать письмо На главную Карта сайта
Градиент
« к списку статей

Взаимоотношение групп и познание социальной системы


Взаимоотношения групп и познание социальной системы

И.Р. Сушков

The article deals with the role interrelations in social life. It is conceived as the beginning of the cycle papers devoted to social-psychological laws of formation of social systems. The concept of interrelation and model of development of interrelation opening essence of some the social-psychological laws connected to live of a human society more adequately.


Эта статья обобщает двадцатилетний опыт исследовательской работы в области психологии межгрупповых отношений. Она задумана как начало цикла, посвященного социально-психологическим закономерностям формирования социальных систем.

Многолетний теоретические эмпирические исследования сделали очевидным вывод о том, что взаимоотношения социальных групп являются ключевыми отношениями в социальной системе [6].

Индивидуальная парадигма, на которой обычно строится анализ социально-психологических явлений, ведет к чрезмерному усложнению взгляда на человека за счет включения его в многофакторное поле социального окружения. Концепция взаимоотношений и модель развития взаимоотношений позволяют более адекватно раскрыть суть ряда социально-психологических закономерностей, связанных с жизнедеятельностью человеческого общества.

Общество можно образно сравнить с "живым организмом", балансирующим на точке справедливости межгрупповых отношений в процессе постоянного обмена социально-психологическими отношениями между его элементами, то есть такого обмена, в каждом акте которого в виде побочного продукта воссоздается сущность, то есть принцип устройства, участвующих в нем социальных групп.

Направление и силу динамики обмена определяют взаимоотношения элементов системы. Они превращают любое сообщество в ходе обмена социально-психологическими отношениями в динамическую материально-духовную целостность. Любая динамическая целостность продолжает существовать только в границах другой целостности, составной частью которой она является, включенная таким способом в общекультурный контекст соответствующего общества.

Взаимоотношения групп становятся звеном социальной системы и основой культуры сообщества, позволяющей ему сохранять себя и развиваться в соответствии с социальным контекстом.

Таким образом, любая группа или личность формируются благодаря принципиально новым по своей природе отношениям - социально-психологическим отношениям, образующим принцип устройства социальной системы, в которую личность и группа входят. Эти отношения представляют собой уже не просто оценку соотношения реальности и субъекта как в животном мире, а двойную оценку, оценку психологических отношений.

Среди различных видов социально-психологических отношений выделяются отношения элементов социальной системы друг к другу, возникающие как ответная реакция на отношения групп, партнеров по взаимодействию, то есть взаимоотношения социальных групп. Они придают социально-психологическим отношениям характер тройной оценки реальности.

Как показали авторские эмпирические исследования взаимоотношения групп занимают важное место в структуре ценностей личности. Большинство респондентов предпочли хорошие взаимоотношения сограждан материальному преимуществу, предоставляемому государством. Нередко даже результаты простого материального обмена воспринимаются как непосредственный итог определенных взаимоотношений социальных групп.

Для исследования структуры взаимоотношений и для оценки взаимоотношений конкретных социальных групп в процессе их взаимодействия мы использовали образ группы как модель реальности. Образ под влиянием социальных процессов, из простого знака события превращается в хранителя коллективного опыта, прозрачного для конкретной ситуации и заключающего в себе меру этого опыта. Он начинает нести в себе символ, то есть идею социального взаимодействия.

Познавательная сторона образов доносит общекультурные критерии взаимодействия групп через символическое поле, в котором это взаимодействие организуется. Символы делают явной многомерность человеческого существа, а, являясь воплощенными в образе в виде конкретного факта, задают свойства реальности, актуальные на данном материальном и идеальном фоне групповой ситуации. Эти свойства отражают категории, соответствующие социально-психологическим отношениям, которые потенциально могут стать основой формирования общности, то есть принципом устройства некоторой социальной системы.

Процесс самокатегоризации становится первым этапом формирования взаимоотношений элементов этой системы, то есть социальных групп [4].

Социальная система с помощью категоризации актуализирует в сознании людей определенные свойства множества, которое эти люди составляют, необходимые для развития и сохранения системы. Причем ведущую роль играет не сходство индивидов друг с другом, а отличие их от всех прочих социальных групп.

Процесс категоризации не просто создает границы разделяющие индивидов по социальным группам. Он делает картину мира дискретной и обозначает границы и направление причинно-следственных связей общественных явлений, обеспечивает селективное внимание индивидов к социальным стимулам, настраивает вектора эмоциональных реакций, формирует индивидуальную активность в русле требований социальной системы.

Пересекающаяся категория "Вы" - основа структуры современного общества. Но простая дихотомия "Мы-Они" и соответствующие ей дифференцирующие процессы продолжают хранить в себе внутреннее противоречие системы, оформляя психологические границы групп.

Для того, чтобы стало возможным разрешение внутренних противоречий, основы саморазвития, и в обществе возник импульс самодвижения через конкретные социальные структуры, необходимо единение "Мы" и "Они", которое совершается в процессе первичной категоризации, через категорию "Вы".

Если первичная дихотомия (или\или) связана с проблемой сохранения социальной группы, то завершение категоризации, которое органично включает ее в общество через категорию "Вы" (и\или), открывает пути оптимального обмена социально-психологическими отношениями и развития группы в соответствии с аспектом активности, необходимым социальной системе.

Роль категоризации в формировании конкретных социальных структур делает ее одним из самых сильных инструментов социального управления, затрагивающих институты власти. Регулирование проницаемости межгрупповых границ непосредственно связано с ощущением социальных свобод и проблемами социального равенства, с приоритетом социальной мобильности над социальными изменениями, сопровождающимися межгрупповой напряженностью и ростом социальной агрессии.

Государственное устройство будет расцениваться справедливым большинством граждан, если неизменность границ социальной категории воспринимается только в связи с индивидуальными психофизиологическими или материальными свойствами. Причем, последние не должны ощущаться абсолютно непреодолимыми и не должны связываться с внешними запретами. Государство, в свою очередь, должно стимулировать подобное восприятие социальной действительности, независимо от объективных характеристик межгрупповых границ.

В то же время, категоризационные границы не могут быть излишне прозрачными, и требуется специальная поддержка категоризационных признаков. Это необходимое условие сохранения групповой культуры. Отражаясь от этих границ, группы осознают свое место в социальной структуре, следовательно, не испытывают тревоги за свою безопасность и получают возможность развиваться.

Социальная система, которая уверена в своей силе, создает гармонию и равенство разнообразия социальных групп, поддерживая это разнообразие, заботясь о духовном росте этих групп и объединяя их ощущением единого "Мы", одновременно.

С осуществлением процесса категоризации для социальной системы становится возможным не только разрешать или запрещать обмен между группами, преодолевая групповые границы, но и задавать то качество, по которому обмен должен проходить.

Авторское эмпирическое исследование позволило выделить наиболее популярные дихотомии, позволяющие воспринимать совокупность индивидов общностью.

Другое авторское исследование показало, что наличие символического компонента взаимоотношений конкретных социальных групп, соотнесенного с общим символическим полем социальной системы дает возможность адекватно репрезентировать групповые свойства в процессе развития межгрупповых отношений и, соответственно, адекватно категоризовать группы в процессе взаимодействия.

Эмоциональная сторона образов, которая формируется на основе системы общекультурных ценностей сообщества, связана с превращением категоризации в самостоятельный, мотивирующий и значимый процесс, проходящий на основе процесса социального сравнения.

Этот процесс сравнения отражает абсолютную ценность группы для самосохранения социальной системы, строится на основе идеальных образов, образов деонтической сферы и задает функциональную структуру системы.

Ценностные владения, актуализированные процессом категоризации, создают мотивацию, заставляющую отдельных индивидов, преследующих частные цели, иногда даже против своей собственной воли способствовать достижению целей системы.

Авторские эмпирические исследования показали, что ценности, на основе которых строятся процессы межгруппового сравнения, представляют собой иерархическую структуру, подчиненную цели взаимодействия.

Очевидность факта иерархи ценности групповых качеств еще не означает, что члены групп могут создавать групповые образы в соответствии с этой иерархией. Исследования подтвердили, тем не менее, что существует достаточно сильная корреляция между степенью ценности группового качества и легкостью, а, следовательно, и точностью его оценки у взаимодействующей группы.

Групповой уровень мотивации личности обеспечен фактом приобретения социальной идентичности индивидов с этой группой, которая, по сути, придает личный смысл группового членства, извлекаемый из сферы идеальных образов.

В результате формирования социальной идентичности личность приобретает свойство социоцентризма, уравновешивающего центробежные силы эгоцентрических тенденций индивидов, как независимых элементов простого множества.

Глубинную сущность социоцентризма составляет стремление социальных групп к приобретению максимального контроля над окружением.

Социоцентризм снижает страх индивидов перед их деперсонализацией при включении в группу. Он заставляет индивидов унифицировать свои оценки, образы и установки в соответствии с границами групповой культуры. Это повышает уверенность в их истинности и мотивирует к их распространению на весь окружающий мир.

Такая точка зрения и накопленные результаты лабораторных экспериментов позволяют трактовать феномены конформности и стереотипизации, традиционно рассматриваемые как индивидуальные, с иных позиций, позиций мотивирующей силы свойства социальности и социоцентризма личности. Иными словами, они появляются как закономерные феномены социальных систем [5].

На конкретном общественном уровне организации взаимодействия в контексте конкретных групп социоцентризм проявляется в переоценке качеств группы-членства. Нередко такая переоценка рассматривается как ингрупповой фаворитизм и относится к разряду групповых заблуждений и предубежденности.

Авторские эмпирические исследования позволили, тем не менее, обосновать его позитивную роль в организации межгруппового взаимодействия и рассматривать как проявление чувства приверженности индивидов своей социальной группе [3].

Это чувство стимулирует процесс сравнения, отражающий вклад конкретных групп в развитие социальной системы, процесс, построенный на рабочих образах групп и формирующий иерархическую структуру системы. Результаты такого сравнения создают необходимые социальные ориентиры для выбора эффективной стратегии взаимодействия групп и построения адекватных групповых взаимоотношений.

Одновременно, чувство приверженности заставляет индивидов проявлять предпочтение собственной группы перед другими, искать положительные отличия от других и, тем самым, становиться еще более приверженными к ним, несмотря на возможные групповые неудачи.

Как показали авторские эмпирические исследования, несмотря на явное осознание преимущества социально-экономического положения одной группы по сравнению с другой, группа будет иметь хорошие шансы на сохранение, за счет чувства приверженности к ней ее членов даже при условии свободной миграции из одной в другую. В этом заключен залог стабильности структуры социальных систем.

Процесс идентификации раскрывается перед нами как центральный процесс, включающий индивидуальный человеческий материал в жизнь и развитие социального организма.

Разумная социальная система заботится о ценности групповых характеристик, которые ее наполняют: национальных, политических, культурных и прочих, так как через любовь индивидов к ним, вырастает любовь к самой системе.

Поведенческая сторона образов позволяет обеспечить одно из главных условий группового существования - сохранить непрерывность линий групповой активности по способу ее осуществления в условиях многоплановости человеческой жизнедеятельности. В случае соответствующего социального окружения и намеков материального и идеального фона социальные установки актуализируют сложившиеся ранее взаимоотношения групп и продолжают прерванный по каким-либо причинам межгрупповой обмен [1,6].

Авторское эмпирическое исследование подтвердило, что установки на межгрупповое взаимодействие в скрытой форме присутствуют в личности и актуализируются в конкретной ситуации, в которой находится индивид. Они определяются отношением к группе в целом, а не отношением к отдельным ее представителям. Альтернативой таким установкам являются личностные установки межперсонального уровня.

Обмен социально-психологическими отношениями в своих общих характеристиках зависит от межсистемных дифференцирующих тенденций, которые играют определяющую роль в формировании взаимоотношений групп внутри системы. Эти тенденции создают определенный тип группы как социальной системы за счет степени проницаемости ее границ.

Именно дифференцирующие силы задают энергетику обмена, приводя в процессе этого обмена к внутренней интеграции элементов социальной системы.

Человеческие системы обнаруживают свою особенность по сравнению с системами физическими и биологическими. Обмен в социальных системах не ограничивается взаимопереходом их материальных элементов, таких как личности или группы. Он включает в себя обмен и символическими выражениями социально-психологических отношений. Поэтому сама возможность и природа обмена будет зависеть от того, является ли система: 1) изолированной, такой в которой становится невозможным как включение элементов других социальных систем, так и усвоение символического выражения социально-психологических отношений других систем; 2) закрытой, когда допускает проникновение символических выражений социально-психологических отношений других систем, но не допускает включение элементов этих систем; 3) открытой, которая допускает как миграцию элементов, так и конвекцию идей и символов.

Человеческие системы как живые системы в своем оптимальном состоянии открыты. Но в процессе становления или напряженных взаимоотношений они могут переходить и к закрытым формам. И даже благоприятное для исторического развития состояние открытости требует определенной степени проницаемости границ, не нарушающей требований самосохранения групп и не разрушающей чувства социальной идентичности индивидов. Поэтому регулирование межгрупповых границ превращается в особую групповую активность, направленную на управление прозрачностью границ для материальных элементов социальных систем и на управление прозрачностью границ для символических выражений соответствующих социально-психологических отношений.

Обмен социально-психологическими отношениями заключен во взаимопереходе психических моделей реальности, строящихся в системе социальных координат конкретных сообществ, к которым данные личности принадлежат. Его задача - в ходе обмена социально-психологическими отношениями подкреплять межгрупповую связь или приводить к изменению взаимоотношений групп, регулирующих конкретные акты взаимодействия [2].

Взаимодействие социальных групп может быть вызвано материальной стороной их жизни и совместным воздействием на какой-либо объект реальности в процессе материального обмена в условиях разделения труда. Второй вид взаимодействия ориентирован на поддержание целостности или изменение элементов социальной системы за счет обмена социально-психологическими отношениями. Он нацелен на прямое воздействие на другую группу как субъекта социального действия.

Оба вида взаимодействия вызывают к жизни соответствующие взаимоотношения групп. Но в первом случае они обусловлены деятельностью в границах общения, а во втором - общением в границах деятельности. В первом случае, межгрупповые отношения будут приобретать тенденции внутрисистемных и строящихся по принципу изоморфизма, а во втором - межсистемных, требующих дополнительности качеств группы партнера.

Другим фактором, связанным с организацией взаимодействия групп и влияющим на характер построения их взаимоотношений, является фактор распределения межгрупповой ответственности.

Результаты эмпирических исследований обнаружили существенной повышение чувствительности групп к взаимоотношениям в ситуации с неявно распределенной ответственностью за результаты взаимодействия социальных групп.

Материальные факторы социального бытия, в том числе, практическая деятельность групп являются главными детерминантами взаимоотношений. Однако, авторские эмпирические исследования и логика рассуждений обнаружили относительную независимость обмена социально-психологическими отношениями от материального обмена групп, происходящего в процессе взаимодействия. В этой связи делается очевидной справедливость мысли Г.В.Плеханова о равноважности экономики и психологии для воспроизводства жизни людей.

Самостоятельность обмена социально-психологическими отношениями оправдана тем, что для регулирования межгруппового взаимодействия помимо эффективного материального обмена необходимо сохранение и развитие субъектов взаимодействия как психологических общностей [6].

Любое социальное воздействие отражается от социального единства, которому группы принадлежат и тем самым создает побочный продукт в виде проявлений социально-психологических отношений, подкрепляющих или изменяющих само единство и группы, входящие в него.

Основная цель взаимоотношений как результата обмена социально-психологическими отношениями - создание постоянного и плодотворного "напряжения" дифференцирующих сил - условия жизни социальной системы.

Эффективные взаимоотношения требуют поддержания определенного уровня интенсивности социального обмена между группами. Снижение этого уровня нарушает активное равновесие групп и может привести к тому, что дифференцирующие силы разрушать систему, а ее материальная основа будет поглощена другой системой.

Другое необходимое условие эффективных взаимоотношений групп - стремление стабильного обмена к вариациям форм, в которых он совершается. Это снижает вероятность пресыщения им при достижении основной цели взаимодействия.

Еще одно условие эффективных взаимоотношений - это периодический вклад в позитивную социальную идентичность членов групп, который будет мотивировать индивидов к сохранению таких отношений.

Но самым главным условием формирования взаимоотношений, способствующих разворачиванию внутреннего творческого потенциала социальной системы, служит такая организация обмена, при которой он одновременно совершается и подкрепляется на разных уровнях организации взаимодействия групп. Это приводит к тому, что межгрупповая конкуренция, превращается в межгрупповое соревнование на уровне взаимодействия равных субъектов и становится процессом межгруппового сотрудничества на субординатном уровне.

Социальная система имеет два механизма регулирования обмена социально-психологическими отношениями - власть и влияние. Власть, основанная на силе системы, направлена на сохранение ее единства и является внутрисистемным феноменом, формирующим системную иерархию. Влияние регулирует межсистемный обмен. Оно является альтернативой власти и способно обеспечить действительно оптимальный обмен между группами как между разными социальными системами, равноценными и равноправными.

Найдя свою точку оптимального равновесия, то есть, отвечая сложившимся взаимоотношениям групп, обмен социально-психологическими отношениями не привлекает особого внимания власти или влияния.

Но если итог сравнения рабочих образов групп отклоняется от представлений с позиции равенства разнообразия, он вызывает ощущение относительной неудовлетворенности течением межгруппового взаимодействия.

Структура социальных категорий принципиально не нарушается, но тактика построения взаимоотношений корректируется.

Такая ситуация характеризуется ростом тревожности групп, резким повышением их социоцентричности и обостренной чувствительностью индивидов по отношению к межгрупповому уровню конструирования поведения. На этом этапе члены группы пытаются справиться собственными силами, и группы вступают в процесс саморегуляции.

Группы прибегают к соответствующим типам регулирования и привлекают психологические защитные механизмы, чтобы адаптироваться к новой социальной ситуации и сформировать взаимоотношения адекватные этой ситуации.

Авторские эмпирические исследования подтвердили существование таких типов саморегуляции как: манипуляция, конформизм, нормализация. Теоретический анализ позволяет предполагать еще один тип саморегуляции – инновацию.

Если результаты межгруппового сравнения затрагивают сферу идеальных образов, возникает абсолютная неудовлетворенность групп, существующие взаимоотношения воспринимаются как несправедливые, и группы вступают в фазу конфликта. Мы расценили это как катастрофу взаимоотношений.

Группы переходят к дихотомической категоризации, при которой для групп нет общего основания и потенциальной возможности к объединению. Таким образом, происходит разрыв категоризационной системы.

В ситуации социального конфликта гипертрофированная социоцентричность, сужает групповое сознание до уровня образа врага, принадлежащего другой, часто не социальной системе.

Старые категоризационные измерения не смягчают, а усиливать конфликтогенную категорию и восприятие социальной реальности становится простым, проходящим через призму одной структуры логических связей, подчиненной идее конфликта.

В результате плодотворная регрессирующая конкуренция вырождается в патологию. Средства и цели межгруппового взаимодействия оборачиваются местами. Целью группы становится воздействие на партнера для соответствующей изоляции или уничтожения его. В первую очередь, это направлено на уничтожение групповых ценностей противника и, особенно, затрагивающих его системообразующее социально-психологическое отношение.

Поэтому адекватной единицей анализа конфликта становится групповая идентичность. Наиболее сильное воздействие в ситуации конфликта организуется также через социальную идентичность.

Так как категоризационная система становится ключевой линией развития конфликта, то выделяется несколько стратегий его разрешения: а) смягчение категоризационных границ; б) повышение рельефности суперординатной категории; в) перевод взаимодействия на межперсональный уровень; г) осознание взаимных категорий и разведение путей удовлетворения групповых интересов в структуре социального взаимодействия [5].

Когда актуальность конфликта снимается, социальные группы вновь возвращаются к этапу самокатегоризации в связи с изменением взаимоотношений групп и потребностью в самоопределении и ориентации в своем социальном окружении.

Общий взгляд на проблему взаимоотношений приводит к выводу, что взаимоотношения формируются и присутствуют, и в своей сущностной роли подчиняются цели сохранения и развития социальной системы. Сообщество существует, только пока существует обмен социально-психологическими отношениями, то есть пока поддерживаются взаимоотношения между социальными группами.

Прогресс взаимоотношений связан с повышением интроспективных механизмов и ростом творческого потенциала групп. Этот творческий потенциал заключен в сохранении групповых ценностей и их содержательном обогащении за счет появления новых, более гуманных, исходящих из объединяющей позиции - равенства разнообразия. Эта позиция исключает неизбежность социальной дихотомии.

Влияние, а не власть и доминирование - вот тот механизм взаимосогласования межгрупповых отношений. Только он создает равноправный и эффективный обмен между группами как между различными системами Справедливый подход к другим группам - это подход к ним как к другим системам, объединенным в метасистему "Вы". Обмен, основанный на взаимном доверии [6].

Литература:

1.Куликов В.Н., Сушков И.Р. Ципцюк В.Г. Социально-психологический аспект межнациональных отношений.- В ж. Психологический журнал. 1991, т. 12, №1, с. 31-39.

2.Совместная деятельность: методология, теория, практика. М.: Наука, 1988.

3.Сушков И.Р. Исследование приверженности к группе в условиях производственной организации.- В ж. Психологический журнал, 1988, №2, с. 144-148.

4.Сушков И.Р. Социально-психологическая теория Джона Тернера.- В ж. Психологический журнал, т.14, №3, 1993, с. 115-125.

5.Сушков И.Р. Самокатегоризационная теория и групповые феномены.- В ж. Психологический журнал, том 15, №1, 1994, с. 158-167.

6.Сушков И.Р. Психология взаимоотношений. М.: Академический проект, ИП РАН, 1999 г.



Дизайн и Система управляемых сайтов ©   МЦДИ «БИНЕК»