На главную
На главную На главную Написать письмо На главную Карта сайта
Градиент
« к списку статей

Проблемы виновности при психологической экспертизе обвиняемого


Проблемы виновности при психологической экспертизе обвиняемого

(По материалам книги: О. Д. Ситковская. Психологический комментарий к Уголовному кoдeкcy Российской Федерации. Москва: ЗЕРЦАЛО, 1999)

Вменяемость является предпосылкой вины и вменения в ответственность общественно опасного деяния. Вменяемость — способность по своему психическому состоянию осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения.

Содержание понятия вменяемость ограничиваете только психологическим критерием, в свою очередь имеющим интеллектуальный, волевой, эмоциональный аспекты.

Имеются в виду случаи, когда при отсутствии медицинского (психиатрического) критерия вменяемости в точном его смысле решающее влияние на поведение имеет

• значительное отставание несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, а являющееся следствием неправильного воспитания, педагогической запущенное и пр.;

• отсутствие способности к осознанно-волевому поведению из-за несоответствия индивидуально-психологических возможностей требованиям, предъявляемым экстремальной ситуацией;

• отсутствие избирательности осознаваемого поведения из-за интенсивного принуждения извне;

• утрата этой способности из-за временных функциональных состояний и нервно-психических перегрузок.

В сфере интеллектуальной деятельности значимыми для оценки способности к виновной ответственности представляются восприятие и внимание (как избирательное восприятие), память, мышление.

Применительно к достаточному уровню развития внимания и восприятия речь должна идти о формировании способности адекватно отражать существенные связи и отношения предметов и явлений внешнего мира, как и существенные признаки самих этих предметов и явлений в пределах, необходимых для ориентации в содержании и последствиях действий, значимых для уголовного закона.

Традиционный для общей психологии подход к восприятию основан на изучении процесса и результатов формирования образов, прежде всего физических объектов, как синтеза отдельных ощущений. Соответственно определяется и наличие свойств восприятия, достаточных для нормального мышления: константности, предметности, целостности, обобщенности и пр.

Но применительно к обоснованию возраста уголовной ответственности решающим является возможность адекватного восприятия не только физических тел, но и ситуаций взаимодействия людей и так называемых информационных объектов — устных, письменных, графических, знаковых систем, фиксирующих определенные правила, запреты, последствия нарушения последних, и пр.

Наконец, иначе уровень восприятия не может быть оценен как достаточный — эта способность должна сочетаться с наличием психологического механизма коррекции ошибочного выбора объектов внимания и селекции ненужных вариантов.

Восприятие, в том числе классификация этих объектов, связаны с мотивационно-смысловой структурой психической деятельности субъекта. Значит, анализ как бы переходит в оценку развития памяти и мышления. Т.о. выяснение уровня развития отдельных составляющих психической деятельности в исследуемом аспекте предполагает затем их синтез, позволяющий оценить в комплексе способность восприятия, запоминания, осмысления содержания воспринятого. Только наличие этой способности создает необходимую базу для моделирования и реализации поведения.

Критерием достаточного развития восприятия является наличие типичной для данного возраста способности точно и полно воспринимать социальные объекты (знаковую информацию и факты взаимодействия людей), узнавать их как относящихся соответственно к определенному классу норм или ситуаций, связывать в систему, опознавать вновь формируемые образы на основе смысло-образующей функции мотива.

Для характеристики возраста уголовной ответственности базовое значение имеет определение памяти как процесса запечатления, сохранения и воспроизведения следов прошлого опыта и его организации, создающего возможность целесообразного поведения путем повторного использования этого опыта в деятельности.

Требуемый уровень развития памяти для отнесения лиц соответствующего возраста к числу способных к виновной ответственности связан со следующими параметрами:

— достаточный объем долговременной памяти для запечатления и хранения комплекса базовых норм морали и правил поведения;

— способность к прочному запечатлению;

— способность к воспроизведению соответствующей информации точно по смыслу и без существенных ограничений объема;

— наличие достаточного темпа извлечения информации из долговременной памяти для ее использования при решении познавательных и поведенческих задач;

— избирательность запечатления, хранений и воспроизведения информации, обусловленная направленностью личности, ее ценностными ориентациями и мотивами. Это в свою очередь опосредуется мышлением.

Требуемый уровень развития мышления характеризуют след. параметры:

— понятийность мышления, связанная с ним способность к обобщению, Достаточная для осознания и прогнозирования (моделирования) будущего поведения;

● способность к осознанному восприятию;

— категориальный характер анализа и оценки событий, ситуаций, идей, норм и т.д., как сходных или различных между собой и относящихся к определенному типу, классу, что позволяет, несмотря на "свернутость", стереотипность оценки, обоснованно определить значимость или незначимость объекта;

— критичность, как способность к осознанию и устранению ошибок в моделируемых и фактических действиях.

Вся совокупность взаимосвязанных особенностей мышления, которые должны быть присущи субъекту уголовной ответственности, может быть определена и через уровень интеллекта. Осведомленность, понимание, использование их для регулирования поведения — эти характеристики интеллекта рядоположены.

Существенной является также оценка словарного запаса, так как именно вербализация понятий дозволяет усваивать и использовать знания, не сводимые к собственным впечатлениям, понимать общие закономерности, использовать умозаключающее мышления.

Мыслительный процесс, связанный с решением уголовной задачи, включает в себя анализ субъектом своих действий и их последствий: а) для жертвы б) для самого субъекта, в том числе с позиции его оценки окружающими и официальными институтами.

Не требуется специально доказывать факт осознания подростком, достигшим установленного законом возраста, правомерности или неправомерности его действий. Это презюмируетея. Доказыванию подлежит лишь исключение, когда такой подросток в силу особенностей развития обнаруживает признаки, опровергающие это.

Еще один необходимый компонент, тесно связанный с названными — это уровень развития воли как регулятора целенаправленного поведения, в том числе по образному выражению известного русского адвоката Плевако, "для удержу перед страстями и соблазнами".

В литературе по теории права волевой компонент рассматривается как необходимый для любого вида виновной ответственности, так как без способности свободно реализовывать, осуществлять свою волю не может быть правовой дееспособности.

Специального доказывания наличия этого факта в конкретном случае не требуется. Он — как и уровень восприятия, памяти, мышления — предполагается присущим всем лицам, соответствующей возрастной группы, ее типичной чертой. В случае сомнения назначается экспертиза.

Достаточный уровень волевого развития определяется через категории устойчивости, способности к концентрированным и длящимся усилиям. В равной степени важна способность и к инициации усилий по совершению определенных поступков, и к удержанию себя от их совершения, вопреки ситуативной или стойкой мотивации.

Проблема волевого регулирования поведения неразрывно связана с проблемой эмоций. Важна ли достаточность развития воли для того, чтобы управлять проявлениями эмоций и, в, частности, сдерживать импульсивные реакции и аффективные вспышки, приводящие к нарушению уголовно-правовых запретов?

Главным критерием адекватности возрастного порога уголовной ответственности является социально ориентированная управляемость поведением в ситуации выбора:

— подходить к выбору целей и способа действий, осознавая себя членом общества, то есть, учитывая их последствия для других людей;

— осознавать причинно-следственные зависимости соответствующего варианта поведения;

— осознавать рассматриваемый вариант поведения как частный случай определенного вида и класса явлений, используя социально ориентированные оценки

— использовать механизм критичности в ходе выбора варианта поведения (В реальной действительности, особенно при непредумышленных действиях, такая оценка носит полуосознанный, свернутый характер, осуществляется через уже имеющиеся стереотипы и привычки. Но способность к ней, и возможность ее осуществления должны учитываться);

— осуществлять решение о соответствующем варианте поведения, сохраняя управление им.

Причем осознание вредности последствий в случае посягательств на блага другой личности имеет место и при относительно невысоком уровне развития интеллекта. Обоснованным представляется, например, вывод суда Суворовского района Одессы по делу обвиняемого 15-летнего Василия Н. в убийстве 8-летнего Алексея А. (чтобы завладеть его велосипедом), о способности обвиняемого отвечать за содеянное. Несмотря на то, что последний являлся учеником вспомогательной школы с диагнозом "олигофрения в степени дебильности", психолого-психиатрическая экспертиза установила, что обвиняемый сознательно планировал преступление, обдуманно скрывал его следы, осознавал, что лишает жизни ребенка, не способного оказывать сопротивление. Более того, обвиняемый сообщил экспертам и следователю, что труп скрыл для того, чтобы потребовать у родителей потерпевшего выкуп, якобы, за живого сына в долларах. Позиция экспертов и суда представляется достаточно обоснованной (справка Одесского областного суда. 1991 год).

Проблема вменяемости-невменяемости — комплексная. Она имеет взаимосвязанные психологические, патопсихологические, психиатрические и правовые аспекты.

Указанный подход привел к тому, что из двух критериев невменяемости — медицинского и психологического — решающая роль отводится первому, реализация же второго сводится к использованию психологической терминологии при характеристике степени тяжести психической болезни или иного болезненного расстройства психики.

Схема "диагноз — вывод о вменяемости — невменяемости" неправомерно освобождает экспертов от оценки психологического механизма поведения в ситуации конкретного деяния. Но тем самым существенно сужаются возможности для адекватного вывода.

По делам о насильственных серийных преступлениях при проведении психиатрической экспертизы способность к избирательному поведению экспертами-психиатрами оценивается не применительно к каждому эпизоду, а суммарно. Между тем психическое состояние, определяющее наличие и пределы осознания поступков и руководства ими, могло быть различным применительно к каждому из деяний, особенно, если они совершались на протяжении длительного времени.

На практике приходится сталкиваться с особенностями психической деятельности, психическими состояниями, в которых норма и патология "переплетены" и поэтому необходимо применение знаний, относящихся как к психиатрии, так и психологии; в этих случаях целесообразно применение методов, сложившихся в обеих науках, сопоставление данных психологических и психиатрических исследований

Независимо от форм и сочетания психологических и психиатрических познаний должна быть обеспечена ориентация на:

а) обязательность аргументированного вывода о психическом состоянии субъекта не на момент обследования, а в ретроспективе, т.е. на момент деяния;

б) раздельную оценку психического состояния по каждому эпизоду, инкриминируемому подэкспертному при неоднократности, а особенно при серийности преступлений;

в) оценку в необходимых случаях возможности изменения психического состояния по мере развертывания поведенческого акта.

Психологический механизм различных форм вины и видов умышленной вины основан на отношении к ожидаемым последствиям, а не на степени вероятности их наступления. При прямом умысле — это желание их наступления и настойчивость в достижении именно этого преступного результата. При косвенном умысле — это осознание причинной связи между совершаемыми действиями (бездействием) для достижения поставленной цели и "побочными" по отношению к ней, но также закономерными последствиями; безразличие по отношению к ним, нежелание во имя их предотвращения пожертвовать основной целью. Кстати, последняя может быть и непреступной, Например, предупреждение посягательства на собственный огород, сад, другое имущество. Но использованные средства таковы, что действия во имя этой непреступной цели будут охарактеризованы как преступление с косвенным умыслом.

Психологический механизм преступного деяния, который соответствует понятию виновного поведения, включает принятие решения о противоправном поведении (и его реализации):

а) избирательно, то есть при наличии возможности воздержаться от данного решения;

б) на основе определенного мотива (группы мотивов);

в) с осознанием вредных последствий (общественной опасности) своих действий, желанием, предвидением или их допущением. О виновном поведении (преступлении) можно говорить только в тех случаях, когда доказано, что в конкретном поведении реализовалось решение вменяемого субъекта, который действовал осознанно и обладал свободой воли;

г) с готовностью осуществить свои действия, вопреки предвидению или допущению общественной опасности последствий; с осуществлением соответствующих поступков, действий, включая нарушение запретов и преодоление препятствий. Одним из ключевых для психологической характеристики виновного поведения является понятие желания (хотения, стремления) воздействовать определенным образом на объект деяния.

При исследовании вины в следственной и судебной практике обязательно установление мотива, цели, наличия волевого компонента, эмоциональной характеристики соответствующих целенаправленных действий.

Так, не зная мотива, невозможно решить, на что направлен умысел, почему он возник, ситуативен он или заранее обдуман.

Обязательным элементом установления вины является и выяснение эмоционального компонента соответствующих действий (бездействия). Выяснение характера субъективного переживания, отношения к ситуации совершения преступления (в широком смысле слова) безусловно значимо для оценки вины в любом случае. Хладнокровное заказное убийство или убийство сыном-подростком отца-алкоголика, тиранившего семью; кража ради корысти или ради необходимости помочь больному — примеры значимости эмоционального отношения виновного для индивидуализации ответственности и наказания.

Нужно учитывать, что различными факторами может быть обусловлено снижение уровня контроля и осознанности поведения в рамках вменяемости:

• наличием относительно кратковременного состояния, ограничивающего способность полного осознания и волевого управления своим поведением (физиологический аффект);

• комплексом устойчивых личностных особенностей (повышенная внушаемость, импульсивность и др.);

• психическими особенностями лиц, связанными с психопатическими чертами характера, различными неврозами, алкоголизмом;

• отставанием подростка в психическом развитии, его инфантилизмом, обусловленных педагогической запущенностью, неправильным воспитанием и т.д.;

• возникновением в особой экстремальной ситуации различных психических состояний, таких как нервно-психическое напряжение, потеря ориентации, растерянность (в ситуации превышения пределов необходимой обороны, совершения некоторых неосторожных преступлений); наличием временно ослабляющих организм факторов (усталость, физическое и психическое перенапряжение и пр.).

При определенных условиях эти обстоятельства могут исключать уголовную ответственность.

Все названные группы случаев определяет психологический механизм преступного поведения, который связан с совершением противоправных действий в условиях, существенно ограничивающих (извне или внутриличностно) способность сознавать социальное значение своих действий и руководить ими, и, следовательно, оказывающий влияние на "степень вины".

При преступлениях, совершенных с прямым умыслом, проведение психологической экспертизы или консультации психолога требуется в достаточно редких случаях, чаще всего для решения вопроса о наличии или отсутствии отягчающих, или квалифицирующих обстоятельств, как и обстоятельств, смягчающих квалификацию или наказание. Например, для установления наличия особой жестокости, отграничения этого случая от деяния в состоянии аффекта при наличии внешне сходных признаков объективной стороны.

По-иному обстоит дело при необходимости разграничить косвенный умысел и неосторожность. Исследование личности, ценностных ориентации, мотивации может иногда помочь ответить на вопрос, осознавал ли виновный побочные последствия своих действий и относился к ним безразлично или не осознавал. Например, психологическая оценка деятельности издателя, преследующего корыстную цель (получить максимальную прибыль) в случае издания им литературы, направленной на разжигание национальной или религиозной вражды, может помочь решить вопрос, было ли это осознанным пренебрежением последствиями (косвенный умысел) или он не осознавал их. В этом случае речь может идти о преступной небрежности. Но она предусматривается действующим законодательством только для должностных лиц.

Значительно большие возможности для использования психологических знаний создаются при оценке неосторожных преступлений, особенно применительно к степени вины и отграничения от невиновного причинения вреда. Психологический механизм неосторожного преступления всегда состоит во взаимодействии личности и ситуации. Объем и вариативность личностных и психофизиологических качеств, важных при этом взаимодействии, типы ситуаций (провоцирующая, способствующая, нейтральная, затрудняющая, препятствующая нарушениям правил безопасности), поведение потерпевшего или других лиц, вызвавших аварийную обстановку, достаточно разнообразны. Большое значение приобретают такие качества, как скорость переключения внимания, время реакций, способность к сосредоточению, концентрации внимания, быстрому принятию решений и пр. Эти качества можно условно назвать "технологическими". Но здесь важны и индивидуально-психологические особенности личности: интеллектуальные, уровень общих и специальных знаний субъекта, степень сформированности навыков и умений, ценностные ориентации, адекватная самооценка, эмоционально-волевые качества, уравновешенность, импульсивность, ведущие мотивы поведения субъекта и мотивация конкретных общественно опасных действий, особенности самосознания и самооценки, критичности, склонности к риску, индивидуальная устойчивость к экстремальным ситуациям, влияние утомления, стресса, аффекта на деятельность и др.


Дизайн и Система управляемых сайтов ©   МЦДИ «БИНЕК»