На главную
На главную На главную Написать письмо На главную Карта сайта
Градиент
« к списку статей

Особенности чувствительности к проблемам на предсознательном уровне


Г. Ж. Акылбаева


Материалы конференции "Человек в психологии: ориентиры исследований в новом столетии"
(20 апреля 2001 года).
Караганда, 2001

   Результаты экспериментальных исследований особенностей проявления общей чувствительности к проблемам свидетельствуют о том, что сигнал о рассогласовании воспринимаемой информации с чувственным опытом испытуемого, кристаллизованного в сложившейся у него картине мира, имеет эмоциональную форму (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева). Нам представляется, что эти данные открывают возможность выхода к расширению исследовательского поля изучаемой нами психологической реальности. Речь идёт о выделении в качестве предмета исследования механизма опознавания предмета и его категоризации в ситуации познавательного противоречия на этапе перехода от восприятия к собственно мышлению.

   С целью исследования чувствительности к проблемам на предсознательном уровне, где формируются индивидуальные реакции на сам факт несоответствия, рассогласования, нами был разработан приём тахистоскопического предъявления противоречивых изображений.

   На основании данных экспертного оценивания из учащихся 10-11 классов гимназий математического и филологического профилей, а также художественной школы г. Караганды (всего 123 человека) была составлена выборка исследования. В качестве экспертов выступили педагоги этих школ, ведущие предметы профильной подготовки (математику, литературу, изобразительное творчество).

   Школьники с выраженными математическими способностями были условно названы нами "математики" с выраженными способностями к литературному творчеству - "литераторы" и с выраженными способностями в области изобразительного творчества - "художники".

   Остановимся на полученных результатах.

   Для нас важно было зафиксировать особенности опознавания предметов на предсознательном уровне, где формируется индивидуальное, свойственное данному человеку реагирование (в том числе и эмоциональное), на сам факт несоответствия (в форме "что-то не так") ещё до окончательной категоризации содержания изображения как противоречивого.

   "Разрешающими" противоречие испытуемыми условно названы нами те, кто способен выходить за рамки экспериментальной ситуации (задаваемой инструкцией) и самостоятельно не только обнаруживать противоречие, но и без побуждения со стороны экспериментатора организовывать, ставить и реализовывать познавательную деятельность по разрешению обнаруженного противоречия.

   Учащиеся, у которых обнаружение противоречия сопровождается высокой активностью, направленной не на разрешение, а на снятие, обход его либо путём искажения, интерпретации возникшей ситуации как непротиворечивой, либо путём принятия такого компромиссного решения, которое, по мнению испытуемого, объясняет данное противоречие, условно названы "уходящие" от проблем.

   А те, кто обнаруживал противоречие, но явно игнорировал его в процессе дельнейшей деятельности, - "игнорирующими".

   Проиллюстрируем наиболее показательные реакции испытуемых, в разной форме отреагировавших на противоречивость представленного изображения.

   В группе "литераторов" "разрешающие" уже при первом (максимум - втором) предъявлении противоречивых изображений демонстрируют не только невербальные (нахмуривание бровей, пожимание плечами, появление улыбки и т. п.), но и вербальные (в виде высказываний "Странная картинка...", "Тут что-то не так", вопросов типа "Здесь ничего не перепутано?" и т. д.) реакции на противоречивость (проблемность) увиденного.

   Как правило, эта часть испытуемых легко и быстро опознавала стимульные изображения и категоризировала конкретные противоречия при первом предъявлении. То есть процесс опознания и категоризации происходил примерно в одно и то же время.

   "Разрешающие" противоречие испытуемые получили высокие индексы опознания ( Иоп) и категоризации (Икат), примерно равные единице (колебание от 1 до 0,8 единиц). Разница во времени реакции опознания и категоризации противоречивого содержания при этом изменяется в пределах от 0 до 0,2 единиц.

   Приведём фрагменты отдельных протоколов.

   Испытуемый В.Ш. ("литератор"): "Ох! (удивлённо расширив глаза при виде картинки "утюг - конёк")...М...Да...Странный какой-то утюг... зачем ему лезвие?... И утюг и конёк какой-то... Что с ним делать? ... Непонятно!". Испытуемый Н.Ж. ("математик", улыбаясь и прикусывая указательный палец правой руки) "... это лодка ... в ней двое ... мм ... Один гребёт вёслами, а другой... стоит за штурвалом ... Странно как-то ... зачем тогда грести? Один гребёт, а другой управляет штурвалом... - так не бывает... или одно или другое должно быть".

   Испытуемые, "уходящие" от проблем, реагировали на эти задания иначе. Они опознавали изображения не так быстро, как "разрешающие" проблемы, а категоризировали значительно позже (на 4-6 предъявлении), некоторые из них пытались найти какое-то объяснение противоречивости изображений, сглаживающее или вовсе снимающее её.

   При высоком индексе опознания (Иоп равном 0,9; 0,7) испытуемые, "уходящие" от проблем, показали более низкие величины индекса категоризации (Икат больше или равен 0,4, но меньше 0,6). При этом разница во времени реакций опознавания и категоризации колеблется от 0,5 до 0,3 единиц.

   Вот примеры этого способа реагирования на противоречия.

   "Литератор" М.Ф. при первых двух предъявлениях: "Не знаю... Повторите". При третьей экспозиции (долго раздумывая, пожимая плечами) "Ну... кажется, это утюг...". Через несколько предъявлений других изображений экспериментатор возвращается к данной картинке. Испытуемый М.Ф.: "Да, это утюг... (поднимая брови, склоняя голову на бок и поджимая губы)". После пятой экспозиции М.Ф.: "Кажется, там такая подставка специальная или ... Мм... или лезвие конька ... Мм ... Да ... Сложная картинка ... Нет ... Всё - таки это конёк ... Да! Это утюг, стоящий на коньке ... Уф".

   "Художник" И.Т. со второго предъявления: "Это телефон, старый телефон ... Мм ... (прикусывая нижнюю губу, приподнимая брови). Да, телефон". При пятой экспозиции (пожимая плечами): "Телефон ... Такой же ...Только ... Душ и вода... М... да... То ли это трубка телефона, то ли это трубка душа. А можно еще раз посмотреть, может это приспособление какое-нибудь?" После шестого предъявления И.Т.: "Кажется у этого телефона вместо трубки душ с водой...Да... По - моему так".

   Испытуемых, "игнорировавших" противоречие в предъявляемых изображениях, было значительно меньше, чем "разрешающих" и "уходящих" от проблем. В группе "литераторов" реакции "игнорирования" не наблюдалось. В двух других группах испытуемых ("художников" и "математиков") данное поведение характеризовалось либо полным игнорированием противоречий, либо эмоциональным опознанием, но при длительном времени экспозиции и без дальнейшей категоризации осознанного.

   Испытуемые, "игнорирующие" противоречия, имеют индексы опознания и категоризации, примерно равные нулю (от 0 до 0,1 единиц.). Соответственно, разница во времени реакций опознания и категоризации противоречивого содержания также приблизительно равна нулю.

   Приведём фрагменты отдельных протоколов.

   "Математик" О.Н. при первом и втором предъявлении (растерянно улыбаясь): "Я не успел". После третьей экспозиции противоречивого изображения испытуемый О.Н. (смущаясь): "Ах! Это же телефон, да?". После четвёртого показа О.Н.: "Да, точно телефон" (успокаиваясь). При пятом предъявлении О.Н. (нахмурившись): "Кажется там ещё что-то появилось ... Но непонятно". После шестой экспозиции О.Н. (пожимая плечами): "Не пойму, что-то...". Реакция на седьмое и восьмое предъявление противоречивой картинки осталась прежней. При девятом показе О.Н.: "Что-то не так...Что-то лишнее". После десятого (последнего) предъявления О.Н. (устало вздохнув): "Не знаю я".

   "Художник" И.П. после первой экспозиции (явно волнуясь): "...Э-э... лодка, солнце ...Э-э... вода и всё". После второго показа испытуемый: "...Не понял". При третьем предъявлении (несколько смущённо и придвинувшись к экрану компьютера) И.П.: " А! Люди плывут в лодке". Радостно потирая ладоши, и снова придвигаясь к дисплею, И.П. после четвёртого - шестого показа: "Люди плывут в лодке ... Э-э... один человек сидит... Другой стоит ... Э-э ...Светит солнце в левом верхнем углу ... И всё". При седьмой и восьмой экспозиции: "Всё так же" (недоумевая). После девятого предъявления И.П. (оживляясь): " А! Один гребёт, а другой просто стоит". При десятом показе (пожимая плечами) "художник" И.П.: "Всё так же".

   Анализ полученных результатов позволил выявить следующие тенденции:

   1. Наименьшее время, необходимое для опознания предъявленных изображений, потребовалось тем испытуемым, которые обладали высоким индексом общей чувствительности к проблемам (по результатам, полученным в предыдущих исследованиях).

   2. Наибольшее время, необходимое для опознания предъявленных изображений, потребовалось тем испытуемым, которые в предыдущих исследованиях показали устойчивые тенденции и характерные формы "ухода" от возникающих познавательных противоречий, как общелогического характера, так и имеющих узкопрофильную направленность и связанных с содержанием специальной деятельности.

   Эти данные дают нам основание предположить, что уже на этапе предсознания восприятие противоречивых изображений обусловлено имеющимся у испытуемых опытом, полученным в ситуациях познания (позитивным в первом случае и негативным во втором) и определяющим ценностно - смысловые составляющие сложившейся к этому моменту времени у них соответствующей картины мира.

   Что касается значимых различий между группами испытуемых с разными специальными способностями, то обнаружить их не удалось. Видимо, эти различия проявляются на более глубинных психофизиологических уровнях, и их обнаружение требует другого аппаратурного обеспечения.

   Учитывая выше сказанное, можно сделать вывод о том, что люди, обладающие повышенной чувствительностью к проблемам, обнаруживают противоречия намного раньше остальных испытуемых, т.е. при более коротких интервалах предъявления изображения.

   Так не является ли способность быстрого опознания и категоризации предмета косвенным признаком наличия высокой чувствительности к проблемам? Накапливаемые материалы позволят нам в будущем ответить на поставленный вопрос.

   Информация об авторе: Акылбаева Гульжан Жамбуловна, кандидат психологических наук (1999), тема кандидатской диссертации: "Особенности чувствительности у людей с выраженными специальными способностями", окончила Карагандинский Государственный Университет, работает в Евразийском Государственном Университете.

Дизайн и Система управляемых сайтов ©   МЦДИ «БИНЕК»