На главную
На главную На главную Написать письмо На главную Карта сайта
Градиент
« к списку статей

Сравнительный анализ отечественной и Американской социальной психологии



ВВЕДЕНИЕ

Отечественная социальная психология открывает свою новейшую историю с 1962 года, когда открылась первая в стране лаборатория социальной психологии при отделении психологии Ленинградского Университета. Начиная с этой даты, а особенно в последние годы, увеличился поток литературы социально-психологического содержания. Возросло несомненно количество переводных изданий стран западной Европы и США. Можно даже утверждать, что на Россию обрушился поток публикаций, монографий, а также сборников охватывающих не только узкие, но и широкие вопросы по разнообразным тематикам. В своей исследовательской работе автор хотел бы по возможности наиболее точно дать рецензионную оценку американского учебника Дэвида Майерса "Социальная психология". По мнению профессора кафедры социальной психологии А.Л. Свенцицкого "Появление данной работы на русском языке, можно считать немаловажным событием для любого из наших психологов, ибо впервые он получает западный (американский) учебник", а не монографии и сборники, как уже было описано выше, захлестнули Россию в последнее время. "Учебник Д. Майерса занимает немаловажное место, будучи для многих американских студентов первой книгой, которая знакомит их с основами социально-психологических знаний. Труд Д. Майерса как и всякий американский учебник по социальной психологии весьма своеобразен. Автор трактует социальную психологию преимущественно в рамках когнитивизма, приводя исключительно интересные данные полученные им и его ближайшими коллегами в сфере межличностного познания и социального воздействия. Сильной стороной учебника Д. Майерса является и ориентация автора на практическое использование социально-психологических знаний. Многие страницы книги посвящены применению социальной психологии в юриспруденции, медицине, практике урегулирования социальных конфликтов".
Но несмотря на уже позитивно высказанную точку зрения на этот счет профессором А.Л. Свенцицким, постараемся в свою очередь дать свою характеристику данного учебника, сравнив его  по некоторым параметрам с нашими отечественными, такими как "Социальная психология" под редакцией Г.М. Андреевой, "Социальная психология" под редакцией А.В. Петровского и "Психология общения" М.И. Станкина.
В своем исследовании автор проводит экскурс по всем основным разделам данного учебника, останавливаясь подробно в рассмотрении наиболее интересных и новых данных, особенно тех, которые не входят в отечественные учебники по социальной психологии. Социальная психология - это научное исследование того, о чем люди думают, как они влияют друг на друга и как относятся друг к другу. Социальная психология - дочерняя отрасль социологии и психологии, которая стремится быть более индивидуальной по своему содержанию и более экспериментальной в своих методах, чем другие области социологии. По сравнению с психологией личности социальная психология менее сосредоточена на различиях между индивидами и более - на том, как люди в общем оценивают друг друга и влияют друг на друга. Социальная психология - экзогенная наука; она выявляет как социальные условия влияют на поведение. Посмотрим как интерпретируется определение социальной психологии в учебнике Андреевой Г.М. "Социальная психология - отрасль психологической науки, которая изучает закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные включенностью их в социальные группы, а также психологические особенности самих этих групп".(1) Листая учебник Андреевой Г.М. "Социальная психология" мы невольно сталкиваемся с очень конкретными названиями абзацев, такими как: "дискуссия о предмете социальной психологии", "задачи социальной психологии и проблемы общества", находим такие громкие фразы типа "сфера собственных интересов социальной психологии" просматривается довольно четко, что и позволяет отграничить ее как от проблем социологии, так и от проблем общей психологии. В свою очередь учебник Д. Майерса как бы не ставит задачей обратить внимание на столь конкретные формулы
1. Г.М. Андреева "Социальная психология", Москва: Аспект Пресс, 1997 г. 

 На взгляд исследователя, Дэвид Майрс весьма справедливо сопоставил социальную психологию с фразой Артура Конан Дойля "Вы никогда не можете предсказать, что сделает любой из нас, но вы можете с точностью назвать среднее число. Индивиды могут меняться, но процент остается постоянным".
Социальная психология сталкивается с двумя противоречивыми критическими замечаниями. Во-первых она тривиальна, поскольку удостоверяет очевидное, во-вторых, она опасна, поскольку ее открытия могут быть использованы для манипулирования людьми. Наиболее интересно в данной главе "ошибки инсайта", или другими словами феномена "я знал это!", как с позиций просто изложения информации, так и с позиции "идущей вдаль", т.е. объяснения последствия данного феномена. Приводя достаточно убедительные примеры из всевозможных источников, даже из политики, Д.Майерс не только заинтересовывает данной проблемой, но и заставляет задуматься. Способы изложения материала очень восприимчивы для запоминания, т.к. подкрепляются, как уже было сказано выше "убедительным числом убедительных примеров". Большинство социально-психологических исследований относится либо к корреляционным, либо к экспериментальным. Корреляционные исследования, для проведения которых иногда используют метод систематического опроса, выявляют взаимосвязь между переменными, такими, например, как уровень образования и доход. Ставя эксперименты социальные психологи иногда создают ситуации которые затрагивают эмоции людей. В этом случае они обязаны следовать профессиональным этическим правилам: получать согласие от осведомленных испытуемых, следовать принципу "не навреди", после завершения эксперимента полностью раскрывать им любой временный обман.
Социальные психологи интегрируют свои идеи и данные экспериментов в теории. Лабораторные эксперименты позволяют проверить идеи, собранные по крупицам из жизненного опыта, и затем применить принципы и результаты в реальном мире. Изложенность данного текста о социально-психологических исследований удивляет своей доступностью всех читателей, несмотря на достаточное количество научных терминов, в процессе просмотра читатель как бы забывает, что перед ним не художественное произведение на заданную тему, а научная книга. Подводя краткий итог данной главы исследователь приходит к выводу о том, что интерпретация социальной психологии в американском учебнике и отечественном отличается. Но отложим на время эти первоначальные выводы о вступительной части американского учебника. Перейдем к рассмотрению первой части, содержащей определение социальной психологии как науки, изучающей, что мы думаем друг о друге. А теперь рассмотрим изложение материала о " Я концепции" и "Самопрезентации".
Как культура формирует наше чувство "Я"? Кто вы? Вы - уникальное и сложное создание и можете по-разному дополнить предложение "Я - ...". Элементы вашей Я - концепции, т.е. специфические убеждения, с помощью которых вы определяете, кто вы есть - это ваши же Я - структуры. Структуры - это психические модели, с помощью которых мы организуем нашу жизнь. Они влияют на то, как мы
воспринимаем, запоминаем и оцениваем других людей и себя. Рассмотрим, как Я влияет на память, явление известное под названием "Эффект ссылки на себя". Когда информация применима к нашим Я - концепциям, мы быстро ее обрабатываем и хорошо помним. Эффект ссылки на себя иллюстрирует самый существенный жизненный факт: ощущение самих себя лежит в центре нашего мира. Рассматривая себя обычно как центральное звено, мы переоцениваем, в какой степени поведение других нацелено на нас. И часто берем ответственность за события, в которых играем лишь небольшую роль. Наша Я - концепция включает в себя не только наши убеждения в том, кто мы сейчас, но также и то, кем мы могли бы стать - наши возможные Я. Они заключают в себе то какими мы видим себя в наших мечтах, - богатый Я, худой Я, страстно любимый и любящий Я. Они также заключают в себе Я, которыми мы боимся стать, - безработный Я, больной Я, отстающий в учебе Я. Такие возможные Я мотивируют нас к достижению особой цели - к той жизни, к которой мы стремимся. Д. Майерс ставит вопрос "становится ли Я концепция более индивидуализированной, когда Восток встречается с Западом". У японских студентов, выезжавших по обмену и пробывших семь месяцев в университете Британской Колумбии, повысилось самоуважение. У иммигрантов из Азии, долгое время живущих в Канаде, самоуважение выше, чем у недавно иммигрировавших и тех, кто живет в Азии. Самоуважение - всеобъемлющее чувство собственного достоинства, которое влияет на то, как мы оцениваем свои особенности и способности. Самопознание, однако имеет слабые стороны. Мы часто не знаем, почему ведем себя так, а не иначе. Люди различаются своими Я - концепциями. Одни, особенно в индивидуалистических западных культурах, принимают концепцию независимого Я. Другие, часто в Азии и культурах стран третьего мира, - взаимозависимого Я. Эти противоположные идеи способствуют культуральным различиям в социальном поведении. Высокое самоуважение также приносит дивиденды. Дополнительные исследования локуса контроля и приобретенной беспомощности объединил Альберт Бандура в концепцию, названную концепцией самоэффективности. Люди с высокой самоэффективностью более настойчивы, менее тревожны и менее склонны к депрессиям, лучше учатся. Хотя  психологическое исследование и толкование самоэффективности является новым, акцент на вашей личной ответственности за свою жизнь и реализацию своего потенциала не нов. Тема "Ты можешь сделать это", является бессмертной американской идеей. В процессе переработки информации, относящейся к нашему Я, вторгается предрасположение. Мы охотно прощаем свои неудачи принимаем похвалу за наши успехи и во многом считаем себя выше среднего. Такое завышенное мнение о себе позволяет большинству из нас наслаждаться преимуществами высокой самооценки, хотя есть опасность "задрать нос". Предрасположение в пользу своего Я появляется и в том случае, когда люди сравнивают себя с другими.
У нас есть занятная тенденция расширять наш Я - образ, переоценивая или недооценивая степень того факта, что другие думают или поступают также, как мы, - феномен называемый " эффектом ложного консенсуса". Если рассматривать мнение, то мы находим поддержку наших позиций, считая, что с нами согласно большинство. Можно утверждать, что ложный консенсус встречается т.к. мы делаем обобщение из ограниченной выборки. Что касается наших способностей или ситуаций, чаще встречается эффект ложной уникальности. Такое восприятие отчасти возникает из мотива поддержать и повысить самооценку - побуждения, которая спасает людей от депрессии, но способствует недооценки и групповому конфликту.
Самопрезентация относится к нашему стремлению представить желаемый образ как для аудитории вне (другие люди), так и для аудитории внутри (мы сами).Мы выражаем свое самоопределение показывая себя как определенный тип человека. Для некоторых сознательная самопрезентация - образ жизни. Те, у кого высокие показатели по шкале тенденции к самомониторингу действуют как социальные хамелеоны, т.е. приспосабливают свое поведение в соответствии с внешними ситуациями. Люди с низкими показателями самомониторинга меньше заботятся о том, что о них думают другие. Они больше руководствуются внутренними ощущениями, поэтому они будут говорить и действовать как чувствуют на самом деле. Проблема самомониторинга достаточно актуальна в наше время. В различной степени мы являемся самомониторами, мы обращаем внимание на наше поведение и регулируем его, чтобы произвести желаемое впечатление.
Подводя определенные итоги по второй главе мы не можем сравнить с нашими отечественными учебниками те же определения, например, как самоэффективность, самопрезентация или самомониторинг. Их нет даже в психологическом словаре А.В. Петровского, возможно они имеют другое толкование и другое определение. На мой взгляд Д. Майерс слишком углубился в психологию личности, задействовав концепцию самоэффективности А.Бандуры и установку локус контроля Д. Роттера. Однако в разделе Я - концепция достаточно убедительно был описан "эффект ссылки на себя". Самопрезентация представлена здесь второй основной частью этой главы включая феномен ложной скромности и новое определение - самомониторинг.
Третья глава полностью посвящена описанию способов, при помощи которых формируются убеждения о социальном окружении, демонстрируя, как склонны ошибаться люди. Также как и почти все главы, эта начинается с вопроса: "Кому приписать причину: человеку или ситуации?"
Объясняя поведение людей мы делаем фундаментальную ошибку атрибуции т.е., когда мы наблюдаем за кем-либо, именно эта личность находится в центре нашего внимания,а ситуация незаметна. Когда мы действуем, наше внимание обычно направлено на то, на что мы реагируем, и ситуация проявляется более явно. Наши предубеждения сильно влияют 
на то, как интерпретируем и помним события. Мы часто переоцениваем свои суждения, или получая анекдотичные или бесполезные данные мы пренебрегаем базовой оценочной информацией. И на наши суждения часто влияет настроение.
Исследования социальных убеждений и суждений показывают, как мы формируем и лелеем свои убеждения, которые иногда вводят нас в заблуждение.
Подходя к четвертой главе, которая называется "Поведение и установки", попытаемся сравнить, что имеется ввиду под установками в американском и отечественном учебниках. Американский вариант дает понятие установки как благоприятная или неблагоприятная оценочная реакция на что-либо или на кого-либо, которая выражается в мнениях, чувствах и целенаправленном поведении." Установки - это эффективный способ дать окружающему миру оценку. Описывая установки пользуются одной из трех следующих характеристик: аффект (чувства),поведение (намерение), и познание (мысли). Изучение установок близко по духу социальной психологии и исторически являлось одной из ее задач. В отечественном учебнике дано определение установки Узнадзе: "установка является целостным динамическим состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности, состоянием, которое обуславливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией".
Однако по определению сравнения можно уже и закончить в связи с тем, что в учебнике Г.М.Андреевой социальная установка(аттитьюд) и ее интерпретация имеет несколько другое значение и продвигается в другом направлении. На мой взгляд данная тема в отечественном учебнике приобретает более научную направленность, в тоже время как в американском учебнике представляется более социолого-психологическая тематика. Заметим также, что в учебнике Д. Майерса присутствует значительное количество социологических данных. Понятно, что социальная психология опирается на социологические данные, но социальная психология должна оставаться социальной, а не социологической. Эти данные исследований очень дополняют и несколько приукрашивают информацию содержащуюся в учебнике, но в тоже время "размывают" ее психологическое содержание. Тем не менее, особого внимания заслуживают прикладные исследования социальных психологов приведенные в данном учебнике. По способу изложения материала можно уже на данном этапе выявить определенную традицию, когда в самом начале задается вопрос, затем следует изложение различных точек зрения, подтверждения или опровержения, и, наконец, выдается ответ. Этот ответ рождает новый вопросы т.д.
Пятая глава "Социальное познание и здоровье человека" повествует о вкладе социальной психологии в понимание, лечение и суждения клинических психологов. Социальные психологи активно исследуют атрибуции и ожидания депрессивных, одиноких и соматически больных людей. Примечательно появление новой отрасли - Психология здоровья, которая исследует связи между болезнью, стрессом и пессимистическим стилем объяснения.
Подводя итог первой части книги, тема которой" Социальное мышление", следует заметить, что объем информации вошедшей во все разделы огромен и очень четко подобран. Хотелось бы даже уменьшить количество примеров, результатов исследований, дабы приоткрыть тот остов на который все так органично вписывается. Конечно, можно было бы
и покритиковать за значительные углубления в сферу психологии личности, и особенно в социологию, но как бы поверхностному взгляду это не особо заметно. Следует сказать о продуманности изложения материала в первой части и предполагать тоже самое по поводу второй и третьей частей.
Вторая часть книги "Социальное влияние", состоит из пяти глав, каждая из которых по-своему неповторима. Например, шестая глава "Пол, гены и культура" повествует о гендерных различиях. Наиболее ярко эти различия проявляются в агрессии или сексуальности. Гендерные различия в сексуальных установках оказывают влияния и на поведение. Эпизодический "одноразовый" секс наиболее характерен для мужчин с традиционной маскулинной установкой. Гендерные различия проявляются и в сексуальных фантазиях. Д.Майерс ставит вопрос о "культуре и поведении", приводя очень интересные данные. Вводится определение личностного пространства как буферного пространства, которое мы предпочитаем сохранять вокруг себя. Размер этого пространства зависит от нашей близости с собеседником. Далее приводятся примеры дистанций, которые практически совпадают с теми, что мы уже видели в курсе лекций по "Психологии общения" М.И. Станкина.
Рассмотрим теперь определение коллективизма в американском учебнике и сравним его по А.В. Петровскому. Коллективизм - концепция, отдающая приоритет целям той или иной группы по сравнению с личными целями. В соответствии с этим происходит самоидентификация.
Несколько иное понятие дает А.В. Петровский: "коллективизм - принцип организации взаимоотношений и совместной деятельности людей, проявляющийся в осознанном подчинении личных интересов общественным интересам, в товарищеском сотрудничестве, в готовности к взаимодействию и взаимопомощи, во взаимопонимании, доброжелательности и тактичности, интересе к проблемам и нуждам друг друга".
Д. Майерс не упоминая Россию говорит о присутствии коллективизма в азиатских культурах и в странах третьего мира. Приводятся интересные данные исследований проведенные кросс-культуральными психологами о противостоянии индивидуализма и коллективизма.
Дальнейший просмотр этой главы приводит нас к определению социальной роли как набору норм, определяющих, как должны вести себя люди в данной социальной позиции. Примерно похожее определение мы встречаем у М.И. Станкина в "Психологии общения": "социальной ролью называется ожидаемое поведение человека, занимающего данное общественное положение, обязывающее его вести определенным образом".
В седьмой главе, полностью посвященной конформизму, как изменение поведения или убеждений в результате реального или воображаемого давления группы. В данном учебнике приводятся такие классические эксперименты, как эксперименты Шерифа, Аша, Р.Кратчфилда, Мигрема и т.д. Ссылки на данные эксперименты имеются и в нашем отечественном учебнике Г.М. Андреевой, но они не более, чем краткое описание некоторых из них. Проблеме конформизма к сожалению до сих пор не занимались в нашей стране. Поэтому, конечно интересно будет прочитать об этом в американском учебнике. Д.Майерс" поднимает два очень 
объемных вопроса: "Почему проявляется конформизм?", и "Кто проявляет конформизм?". Делая выводы по главе американский автор обращает внимание, что социальная психология к могуществу социального давления должна дополняться вниманием к возможностям личности. Мы не марионетки. В группе мы лучше всего осознаем, чем отличаемся от других. Данной проблеме придано большое значение в этом учебнике, использован значительный вклад психологов занимающихся в этой области.
В учебнике Г.М. Андреевой показана модель коммуникативного процесса Лассуэлла, которая включает пять элементов, такие как: коммуникатор, текст, канал, аудитория и эффективность. Приблизительно таже модель коммуникативного процесса описана на страницах американского учебника, где показаны четыре фактора этого процесса:
"коммуникатор", само сообщение, канал и аудитория. Используя эту модель Д. Майерс приводит пример действия последней в процессе втягивания в секту. Информация достаточно интересная, и уникальная для отечественной социальной психологии, т.к. по всей видимости, каких-либо разработок или исследований в этом плане пока не наблюдается.
Переходя к следующей главе, которая называется "влияние групп" мы уже можем сравнивать ее с нашим разделом "Социальная психология групп" в отечественном учебнике. Но посмотрим в каком направлении пойдет рассмотрение данного вопроса в американском учебнике. Итак группа:" двое или более лиц которые взаимодействуют друг с другом, влияют друг на друга дольше нескольких мгновений и воспринимают себя как мы". Обратимся к психологическому словарю А.В. Петровского и посмотрим, что только определение малой группы схоже с вышеописанным в американском варианте. "Малая группа - относительно небольшое число, непосредственно контактирующих индивидов, объединенных общими целями или задачами".
В этой главе рассматриваются три примера таких коллективных влияний как, "социальная фасилитация" - усиление доминантных реакций в присутствии других; "социальная леность" - тенденция людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели; и "деиндивидуализация" - утрата самосознания и боязни самооценки. Особый интерес занимает проблема лидерства, которая также подробно описана в учебнике Г.М. Андреевой. Лидерство в американском учебнике определяется как процесс, посредством которого определенные члены группы мотивируют и ведут за собой группу. Как видно со страниц Д. Майерс не ставит таких четких границ, между понятиями лидер и руководитель. Однако в американском учебнике появляются обозначения, помимо официального и неофициального характера лидерства, роли целевого и социального лидеров. Целевые лидеры организуют работу, устанавливают стандарты и сосредоточены на достижении цели. Социальные лидеры сплачивают команду, улаживают конфликты и оказывают поддержку. Целевые лидеры част используют директивный стиль, чтобы отдавать правильные приказания, они сосредотачивают внимание и усилия группы на стоящей перед ней задаче. У социальных лидеров часто проявляется демократический стиль руководства, при котором власть делегируется членам группы и поощряется их участие в принятии решений. Как видно из текста, стили лидерства в американском варианте представлены только два: директивный и демократический. В то же время Г.М. Андреева описывает три стиля лидерства, такие как: авторитарный, демократический и попустительский стили.
Следующая глава нас знакомит с проникновением социальной психологии в сферу правосудия, а конкретнее в суд присяжных. Подобно всем другим экспериментам в социальной психологии, лабораторные эксперименты, описанные здесь помогают нам сформулировать теоретические положения и принципы, которые мы можем применять при интерпретации более сложного мира нашей повседневной жизни.
Подводя итог второй части "Социальные воздействия", отметим наиболее более важные разделы нашего исследования, такие как "Конформизм", "Убеждения", "Влияние группы" и "Лидерство". Последний раздел "Социальная психология и правосудие", интересует нас в плане проникновения американской социальной психологии в систему правосудия США. Проанализировав, как мы думаем друг о друге, и как мы влияем друг на друга, наконец подходим к третьему аспекту социальной психологии - как мы относимся друг к другу. Наши чувства и действия бывают по отношению к людям негативными, а иногда позитивными. В одиннадцатой и двенадцатой главах "Предрассудки" и "Агрессия" рассматриваются неприятные аспекты человеческих отношений. Предрассудки - это неоправданно негативные установки. У них есть и эмоциональные корни. Предрассудки обеспечивают чувство социального превосходства, а также могут облегчать маскировку чувства неполноценности. Агрессия - физическое или вербальное поведение, направленное на причинение вреда кому-либо. Различают два разных типа агрессии: враждебная (злость) и инструментальная (цель).
Очень убедительно описаны факторы влияющие на агрессию, также как: аверсивные случаи, возбуждение, климат (жара), порнография, телевидение и групповые влияния. Проводя сравнительный анализ раздела "групповые влияния" в американском учебнике, и раздел "стихийные группы и массовые движения" в учебнике Г.М. Андреевой, примечательно использование достаточно похожих терминов, таких как "заражение" и "рассеянность ответственности" и "деиндивудуализация" - понятие, которое мы уже рассматривали выше.
Название следующей главы говорит само за себя:" - Влечение и близость". Ни одна глава так легко не поддавались определенному анализу и синтезу как эта. Ведь где бы ни жил человек, его взаимоотношения с окружающими - действительно существующие или чаемые определяют настрой его мыслей и окраску эмоций. Найдя родственную душу - человека, который поддерживает нас и которому мы можем доверится, мы чувствуем, что нас принимают и ценят такими, какие мы есть. Влюбляясь, мы чувствуем неудержимую радость, тоскуя по любви и приязни, мы тратим миллиарды на косметику, наряды и диеты.
Переходя к определению альтруизма, можно ужаснуться от такого количества примеров, приведенных в самом начале главы. Собрав и сопоставив примеры безразличия и бездушия, и напротив, проявления чувств сострадания и помощи, автор уже подводит к самостоятельной "расшифровке", данного понятия. Альтруизм - мотив оказания кому-либо помощи, не связанный сознательно с собственными эгоистическими интересами. Альтруизм - это эгоизм наоборот. Задавая вопрос "Почему мы оказываем помощь ?", получаем ответ, довольно противоречивый по своей сути. Иногда оказание помощи выглядит как замаскированный эгоизм, норма взаимности побуждает нас на помощь, отвечать помощью, норма социальной ответственности вынуждает нас оказывать помощь и т.д. Д. Майерс выделяет два типа альтруизма:
1. - АЛЬТРУИЗМ основанный на взаимообмене;
2. - АЛЬТРУИЗМ не предполагающий никаких дополнительных условий.
Люди склонны оказывать помощь, когда уже видят, что другие бросились помогать, или когда они не спешат. И, наконец существует потрясающее явление: "Хорошее настроение - хорошие поступки".
В кризисных ситуациях, в случаях крайней необходимости женщины скорее получают помощь, нежели мужчины, хотя помощь исходит от последних. Женщины так же чаще обращаются за помощью. Мы более всего склонны помогать тем, кто нуждается в помощи и заслуживает ее, а также тем, кто похож на нас.
В заключительной главе данного учебника рассматривается проблема конфликта и примирения. Конфликт - это воспринимаемая несовместимость действий или целей. Из-за чего разгораются конфликты?
В ходе социально-психологических исследований выявлено несколько причин этого. Характерно, что причины эти одни и те же на всех уровнях социальных конфликтов, будь-то конфликты межличностные, межгрупповые или международные. На примере феномена "Зеркального восприятия" прослежена тенденция ведущая к гонке вооружений. Очень актуально вписываются примеры, совсем недавнего противостояния сверхдержав СССР и США, в данном учебнике.
Исследуя проблему конфликтов Д. Майерс углубился в международные конфликты, не отобразив, как следует, межличностные и межгрупповые. И опять же отсутствуют четкие границы разделения конфликтов, ощущается некая неструктурированность при достаточной продуманности учебника. Хотя конфликты легко порождаются и подпитываются социальными дилеммами, конкуренцией и искажениями восприятия, некоторые не менее могущественные силы, такие как контакт, сотрудничество, коммуникация и примирение могут превратить вражду в гармонию.

 З А К Л Ю Ч Е Н И Е
Наконец, хотелось бы высказать свою точку зрения по поводу данного учебника,проведя собственное исследование. Нет оснований не согласиться с мнением профессора А.Л. Свенцицкого об уникальности этого учебника и его безусловном влиянии на нашу социальную психологию и психологов. Выводы к которым пришел исследователь складываются в пользу американского учебника. Но сразу надо отметить, что американская социальная психология и российская социальная психология это два разных подхода, две абсолютно разные темы и тематике изучения социальной психологии, различные аспекты проблем исследования и т.д. В американской социальной психологии основной акцент ставится на личность и ее изучение, на личность и ее поведение в группе. В нашей отечественной социальной психологии акцент ставится на группу, взаимодействия в группе и коллектив. Сразу бросается в глаза отсутствие в учебнике Д. Майерса исследований о массовых движениях и больших группах, чему в учебнике Г.М. Андреевой, например, придается особое значение. Коллективизм в американском учебнике это не более, чем культурный подход противоположный индивидуализму. Можно не сравнивать определения в наших отечественных источниках, они заведомо разные, а к понятию и значению индивидуализма, например, в учебнике А.В. Петровского, уже не хочется возвращаться, пытаясь найти в нем что-то позитивное.
Проблеме конформизма в американском учебнике уделяется значительное внимание, поднимается ряд вопросов требующих дальнейших исследований и размышлений. Проблемы конформизма у нас практически не существует к сожалению, судя по источникам. Все ссылки, если и есть, то обращаются, в основном к американским авторам и их исследованиям. Уже исходя из этих немногочисленных сравнений можно сделать вывод о совершенно другом подходе изучения социальной психологии, что было описано выше, опираясь в основном на данные практических исследований. Теоретизированная отечественная социальная психология, уступает американской, хотя бы в областях применения. Уже достаточно был представлен в данном исследовании краткий экскурс по всем главам, и соответственно краткие выводы по ним. На протяжении всего исследования автор пытался произвести сравнение, чуть ли не "двух разных социальных психологий по учебникам". И буквально в каждой главе еще раз убеждался в практической невозможности для какого-либо основательного сравнения, в своем исследовании. Пытаясь произвести сравнение по определенным проблемам и вопросам, автор в конце концов подошел к сравнению определений некоторых основных психологических проблем. Нащупав некоторое сходство, но в основном опять различия исследователь в конце своей работы сделал выводы о совершенно различном подходе изучения социальной психологии в американской и отечественной социальной психологии.
Учебник Д. Майерса, как уже было описано выше содержит огромное количество различного рода публикаций, практических исследований, примеров из всевозможных источников. Оформление, способы изложения материала, его насыщенность, аргументированность заметно отличают его от наших отечественных учебников.
В своем исследовании автор взял за основу в основном учебник Г.М. Андреевой "Социальная психология" и пришел к выводу, что данный источник несомненно надо переиздавать и подкреплять как практическими исследованиями, так и "убедительным числом убедительных примеров" и т.д. Несмотря на то, что для данного исследования было взято новое издание учебника Г.М. Андреевой, оно не сильно отличается от предыдущего. Тоже самое касается учебника А.В. Петровского "Социальная психология", который необходимо просто заново переиздавать, избавив его от идеологических основ, ориентируясь на нынешнюю постоянно изменяющуюся ситуацию. Это касается и всей нашей социальной психологии в целом, которая может ориентироваться, например, на американскую, но в свою очередь есть уверенность, что далее будет развиваться по своему собственному пути..

Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я
1. Г.М. АНДРЕЕВА "СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ". УЧЕБНИК ДЛЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ. - М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 1997.
2. Д. МАЙЕРС "СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ". ПЕРЕВ.С АНГЛ. - СПБ ПИТЕР, 1997.
3. Т.В. КУТАСОВА "ХРЕСТОМАТИЯ ПО СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ". УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ. - М.: МЕЖДУНАРОДНАЯ ПЕД.АКАДЕМИЯ, 1994.
4. А.В. ПЕТРОВСКИЙ "СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ". УЧЕБ.ПОСОБИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПЕД.ИН-ТОВ. - М.: ПРОСВЕЩЕНИЕ,
1987.
5. А.В. ПЕТРОВСКИЙ, М.Г. ЯРОШЕВСКИЙ. "ПСИХОЛОГИЯ". СЛОВАРЬ. М.: ПОЛИТИЗДАТ, 1990.
6. М.И. СТАНКИН "ПСИХОЛОГИЯ ОБЩЕНИЯ".КУРС ЛЕКЦИЙ.- М.: ИНСТИТУТ ПРАКТ. ПСИХОЛОГИИ, 1996.

Дизайн и Система управляемых сайтов ©   МЦДИ «БИНЕК»